Фото: ...

Очень странная фотография. Пугающая. Безумная. Последняя.
Вот ЗА ЭТО не люблю зеркало.

Но нравится... откровенностью. Фотография того "мальчика с Юго-Запада".
Приладьте мне ее на могилку, ежели чего...(в порядке завещания)



Случайный кадр. Вот под этот пост. И не только. Под ряд последовавших - тоже.

По ту сторону объектива - irma_i

Театр (конечно, "На Юго-Западе"): "Эти свободные бабочки"

Первый акт можно не смотреть.
Нет, конечно, смотреть надо. Чтобы быть в курсе, о чем второй.
Удивительно в нужный момент попался мне в жизни этот спектакль. Как будто он про меня самого. Официальная аннотация далека от действия на сцене.

Сырой спектакль, даже не проходящий по афише. Несмотря на это, привычно полный зал - в этом театре по-другому не бывает. По данным разведки, глав.реж. В.Р.Белякович вчера извинялся за "некоторую неготовность" - настолько, что в двух актах главную женскую роль играли разные актрисы. Неслыханный прием!

Тем не менее сегодня только один персонаж из 4х читал "по бумажке". Остальные трое играли по памяти и играли хорошо.
Вспомнился "старый добрый Юго-запад" 15-летней давности, когда я впервые пришел туда, сначала как зритель. Это был спектакль "Дураки". До этого не любивший театр, я вошел туда, а он ворвался в мою жизнь, изменив и повлияв на мое и отчасти наше :-) с ним дальнейшее развитие.
Теперь... "старики" играют професионально, с дОлжной(?) долей звездности и самодовольства. Спектакли стали слабее... и/или я стал грубее. Сцена, раньше притягивающая отсутствием декораций, теперь изобилует ими. Световая аппаратура на современном уровне лишь подчеркивает то, что старое время статичного и ручного света ушло. Музыка, раньше разрывавшая громкостью внутренности, теперь сведена до требований ГОСТов и Правил. Ушло... в данном случае безвозвратно.

Осталось от ТОГО театра только одно - искренность игры молодых. Часто это "племенные", т.е. дети ТЕХ актеров. Оля Авилова, Миша Белякович... много новых лиц - студентов "Романыча". ОНИ, поначалу неизбежно воспринятые мною в штыки ("Достоевский-трип", "Макбет") теперь переняли и держат дух театра.

На мой взгляд, стоящие спектакли можно пересчитать по пальцам: "Парашютист", "Эти свободные бабочки", "Куклы", "Дракула"...
Очень многих не хватает - "Гамлета", ТОГО "Мольера" с Авиловым, "Эскориала", "Школы любви", "Король умирает", "Носорогов"... этих, ушедших, гораздо больше. Это те спектакли, после которых выходишь из зала и несколько дней ходишь как обухом по голове ударенный, оттого что ТАК БЫВАЕТ. Ушло. Навсегда. Время театра, в котором гардероб был объектом самообслуживания и где не было номерков, потому что в этот театр приходили как в гости, а в гостях все свои. Куда занимали очередь с утра, зимой, на улице - чтобы "постоять по входному". И занимали "свои". Администратор до сих пор передает привет моей маме - помнит...

Сегодняшний же спектакль, повторюсь, сразил тем, НАСКОЛЬКО он оказался актуальным в моей, текущей жизни. Жизни с душой наизнанку на первый взгляд... на самом же деле с разрываемой от внезапно обретенного счастья душой и окружающей меня добротой. Внезапно обостренным пониманием что есть пошлость, а что есть настоящее; что стОящее, а что фальшь; что ложь, а что правда. На что стоит тратить силы, а что недостойно моего(!) внимания. Это внезапно обретенная свобода, смасштабированная от ощущений первой зарплаты и первого самостоятельного "могу позволить себе" до того, что я позволяю себе теперь: зарабатывать деньги в том количестве, в котором я хочу; тратить их по своему личному усмотрению на то, что я хочу; любить того, кого я хочу, при всех, казалось бы, очевидных ЗА и ПРОТИВ... - есть ли при этом взаимность или нет становится не важным...
Свобода - это не сомневаться в том, что поступаешь правильно. Свобода - это отпустить, будучи уверенным в том, что ОНО не вернется. И как только ты сам(!) в это веришь и смиряешься, оно возвращается. Если Судьба решила дать тебе еще один шанс поступить правильно.

Об этом спектакль. As I see.
"Очень мой спектакль".
Очень про меня.

Полунин: "Снежное шоу"

Неимоверно жестокое зрелище.
Под запах каленого много-тысяче ваттным стадионным софитом воздуха, миллионами искуственных снежинок на тебя набрасывается детство. Простое и понятное, с остановленным временем и слезами на глазах. Слезами счастья, оттого что полторы тысячи вот таких же как ты, стоят в зале и играют в воздушные шары неимоверных размеров, вперемешку с мыльными пузырями. Кто-то смеется, кто-то плачет... а ты стоишь в стороне и смотришь на это, потому что не умеешь делать ни того, ни другого. Что происходило на сцене до этого - неважно.
А в холле стоит ребенок лет 10 и плачет, оттого что один из шаров лопнул у него в руках.



Взрослые дяди и тети, по привычке пришедшие в театр "себя показать и других посмотреть", забыв приличия и отложив на полчаса весь пафос, забыв цену на билет и все то, что осталось снаружи, за стенами зала, смеются как дети, посыпая друг друга обрезками бумаги. На сцене стоит клоун и смотрит на то, что он пробудил в людях. Есть люди, обладающие невероятной способностью объединять миллионы; которые могут заставить ПОЧУВСТВОВАТЬ боль, обиду, одиночество или рассмешить до слез.
Он смотрит и, кажется, плачет. А ты стоишь в самом дальнем углу зала и смотришь на него. Потому что отчасти вы похожи - ты такой же, как и он. Просто сейчас он там, а ты здесь.

Улыбнувшись шесть раз за два часа, я простил одного человека. За тот подарок, который он сделал мне, подарив билет на этот спектакль. Я простил... а простит ли тот ребенок с лопнувшим шариком - вопрос.

Жизнь это чудо!

Спустя скоро 3 года после просмотра этого фильма любимого режиссера....
Спустя много дней и ночей...
ТОЛЬКО ВЧЕРА я понял, что насколько  это судьбоносный для меня фильм. Еще более, чем был до сих пор - он до сих пор раскрывает для меня свои загадки.

Похожее лицо (это и было открытием!), безумие жизни,  дар видеть и чувствовать ТАК, несмотря ни на что - это лишь то немногое, что подарила мне жизнь. Которая в моем случае УЖЕ неоднократно оборачивалась чудом.

Другой

Я устал объяснять, зачем я это здесь пишу.
Два поста назад я писал о свободе. А вы не понимаете... потому что я - другой. Не лучше и не хуже - я просто другой. Обвинение Вас в не-сво-бо-де было излишне. Это ваша жизнь - одна единственная!  - и ваше право жить ее по-вашему.

Просто... кто-то, войдя в храм, смотрит на пол, а кто-то смеет поднять глаза под купол. Судить и тех и других - не нам. Равно как и о том, почему, зачем и как он пришел туда.

Когда-то мой дневник начинался так:
"Помните быль о мальчике, который ходил по берегу моря и швырял в воду выброшенные прибоем на песок морские звезды. К нему подошел старик и спрашивает:
- Зачем ты это делаешь, смотри - их тут миллионы, а ты сможешь спасти лишь малую часть. Кому это надо?
- Вот ей! - отвечал мальчик, кидая очередную звезду."


В этом тексте я много на себя беру - понимание пришло позже. Мальчик-Старик - спасать... - слишком расплывчатые образы. Самомнение тешилось тем, что это было БЫ нужно кому-то, кроме меня. С годами поумнел - понял, что жить надо только свою жизнь. Нельзя прожить чужую - даже того, "за кого ты в ответе".
Но не делиться тем, чем живешь, дышишь.. я не могу. Я другой. Ваше право - не читать, не слушать, забыть.

Вспомнилось  старое стихотворение:

"Когда-нибудь, в совсем чужом краю,
Знакомая мелодия окликнет -
И кто-то встрепенется, кто-то сникнет,
Вдруг уловив историю свою.
Когда-нибудь, в совсем чужом краю...

А сердца никому не удержать.
И вслед родной, как юность, иностранке,
Неважно, флейте, скрипке иль шарманке
Уже зачем-то хочется бежать.
А сердца никому не удержать...

Как больно, но как хочется внимать
Плохому, но божественному пенью!
И все, что было предано забвенью
Иль предано, горит внутри опять.
Как больно, но как хочется внимать!


Так вот зачем рождается мотив,
Так вот зачем слагаются куплеты -
Чтоб песня, будучи хоть раз пропета,
Растаяла, кого-то разбудив."

30 лет свободы

Свобода - это сидеть в Сити, видеть всю Москву на ладони и слушать любимого Галича.

Свобода - это назвать мой пост про одиночество - оптимистичным.

Свобода - это усмехаться в себе тому, что когда-то было по 2 женщины в день. Тогда это радовало. Теперь тебя в один день покидают 2 женщины одновременно и ты отчасти даже рад этому... потому что одну не смог полюбить ты, а с другой прожил всю жизнь за 2 дня. И для этой, второй, ты сделал все что мог и делал все правильно..., и ваше счастье было! И было оно взаимным,  хотя  ей это оказалось ненужно,  выиграл именно ты. Хотя бы потому, что больше не боишься числа "13".
А первая много cделала для тебя, но тебе это было ненужно... - и ты снова выиграл!

Свобода - это то, что осталось, когда обе ушли из твоей жизни.  Прихватив ту, третью, по которой ты страдал.
Главное ведь не присутствие - главное что ты чувствуешь, когда ЕЕ нет рядом.

Свобода - это знать, что о тебе думают хуже, чем ты есть... и не пытаться это исправить.

Свобода - это не бояться написать это здесь. И понимать, что те, кто "жалеет" тебя сейчас, на самом деле завидуют. Потому что не-сво-бод-ны!

Свобода - это любить. Без боли. Потому что если есть боль, ты жалеешь себя.

Свой-чужой.

От автора:
Этот текст писался на одном дыхании, задумывался про одно... а правился много десятков раз и "спешил за событиями" в течение несколько дней.
Он не является простой игрой со словами, ставшей привычной для этого журнала.

Это признание в любви. Одному конкретному человеку.
Одновременно это прощание с ним же. Навсегда ли? - скорее да... хотя я все еще верю в любовь, сны и прочие чудеса :-)


_____________________________________________________

Мы делим мир на свой-чужой. Людей в этом мире.
Свои - это когда тебе есть до них дело. Чужие - это просто все, за исключением своих.
Изначально чужие все. Потом по стечению обстоятельств кто-то становится своим.

Порезанный палец любимого человека - это свои. До тех пор пока он любим.
Многотысячные жертвы стихий  - это чаще чужие. Ты вздохнешь и скажешь "жаль..."  или "кошмар!" и пойдешь дальше.

Родители - свои всегда. Несмотря ни на что. By default. Исключения, правда, бывают.
Дети тоже часто бывают свои :-). Но уже не by default.
Любимые - пока любимы. До первого обмана. Он - первая капля в сторону чужбины. С этого момента обратного пути нет.

Но сама смена статуса всегда происходит вдруг. Либо да, либо нет - нет нейтралитета или степеней.

Один может много лет быть "своим", а стать чужим за несколько минут.
А другой всегда был чужим. Но за несколько часов смог стать частицей тебя.

И ты теряешь контроль над этой иллюзией. Иллюзией счастья.
Эти моменты ты помнишь всю жизнь. Даже если это всего лишь несколько часов. И они никогда не повторятся.  Они и бывают-то, наверное,  только раз ... Потому что это и есть ЧИСТАЯ любовь.
Ты упиваешься ей, ее дыханьем, ее совершенным телом зная, что не только минутная, но и часовая стрелка движется. И остался час, полчаса, 5 минут..
Но сейчас перед тобой идеал. У него нет недостатков. Это то, что ты искал всю жизнь. Именно этого человека, чьи слова - именно те слова, которые ты хотел услышать; действия именно те, которые нужны; тело столь "в твоем вкусе", что его красота безупречна. И он на одной волне с тобой. Он все чувствует так же. Вы - одно.

В этот момент хочется умереть. Ты завидуешь сам себе. Ты не говоришь "люблю", потому что любые слова сейчас глупы, бессмысленны, и у этой любви осталось 5 минут.
Ты стараешься запомнить, удержать... но утро стирает все следы.  Ты проснулся, придя на работу. Идеального человека с идеальной душой в идеальном теле больше нет. Он остался там...

Эти моменты ты помнишь всю жизнь. Потому что это и есть концентрированная чистая любовь. По полной. Без остатка. Без иллюзий.
За эти несколько часов ты прожил целую жизнь. Потому что ты был искренен до конца. И это было взаимно.

А остается... только жить дальше.  Ведь одиночество - это ждать.

Лытдыбр: А человека-то нет!

(читается тоном Гришковца)

А человека-то нет!

Как так? А вот так:
Жил, скажем, человек с фамилией Иванова. Или Петрова. Или любая другая.
И все его звали так - "Ей, Иванова-Петрова-Сидорова!"

А потом вдруг его не стало. В один день. Хотя сам человек жив. Вот он, рядом! Те же глаза, руки, губы... - а называется это все уже как-то по-другому!
И прошлое у человека осталось его - ивановско-петровское! Но только того человека-то больше нет! И помним-то мы его как Иванова-Петрова! И утром он был еще нашим, своим... ну, с которым мы были до сих пор! А где он теперь? Как так "его больше нет"?

Кто-то помнит этого человека. И обращается мысленно к нему. И автоматически долго еще будет обращаться именно к нему, потому что у них было "мы". А человека-то нет!
А может быть даже все еще любит или не дай бог ненавидит.. и что-то хочет ему сказать, объяснить... и непременно именно ему и именно сейчас ТОМУ, которого он запомнил! - Иванова-Петрова, а не Хрен-знает-какого... Этого-то раньше вообще не было и не совсем понятно откуда он среди нас вдруг взялся.

А что особенно интересно, часто бывает так: Хрен-знает-какой на вас смотрит такими пустыми-пустыми глазами и думает, что если стал по-другому называться так и прошлого у него теперь нет.  И безгрешен он как будто. Вроде как "вы пишите мне тут, пишите....  - только нет меня больше! Не верите? - вот, извольте, пачпорт".